История
Татьяна Фролова
Спектакли
Архив спектаклей
Фестиваль "Перспектива комнаты"
Пресса
Превращения КнАМа
анАТОМия мутантов
Уроки чувств
"Великое вблизи неуловимо..."
Сидишь в темноте и замирании...
Реанимация дадаизма...
ДАДАизму - ДА - ААА!
Говорящие тела
Действительно это чудо
Метаморфозы
4 фестиваль "Пассаж" посвящен странам Восточной Европы
"Пассаж" с остановкой в Косово
Успех "Метаморфоз"
Le theatre russe, un drame...
Татьяна Фролова живет в Комсомольске-на-Амуре





реанимация дадаизма...

Татьяна Чанова
"Дальневосточный Комсомольск", 2 ноября 2000г.

Реанимация дадаизма - так называется новая работа режиссера Татьяны Фроловой в театре КнАМ.

"Боже ж мой, - ворчит обыватель, - что их так тянет, этих эстетов, на медицинскую терминологию? То имплантация какая-нибудь, то медитация, вот уж и до реанимации добрались!"

"Мама дорогая, - негодует мещанин, - а дадаизм - это что еще за птица? Почему не знаю?"

Иногда, если чего-то не знаешь, полезно полистать толстую книжку. Хотя бы одну (проверено личным опытом).

Дадаизм - модернистское экстремальное литературно-художественное течение, возникшее в 1916 году в среде анархиствующей интеллигенции Цюриха. Кошмар Первой мировой войны привел к девальвации ценностей, спровоцировал художников отказаться от традиционных способов творческого самовыражения, избрать пути эпатажа и стремления к глубинным основам бессознательного. Взяв в название бессмысленное словечко "dada" (буквально - с французского - детский лепет), дадаисты провозгласили иррационализм. Парадоксальность их приемов всегда граничила с художественным хулиганством, это они впервые объявили обычный предмет объектом искусства (писсуар Марселя Дюшана под этикеткой "Фонтан" на вернисаже 1917 года), это они возвели коллаж из мятых газет в ранг художественного полотна. Это с их легкой руки появился попарт, инсталляции и перфомансы, без которых современные художники чувствовали бы себя обделенными. Вопреки установке на отрицание и разрушение дадаизм в контексте уходящего века оказался более чем продуктивен. В его пламени закалялись Кандинский и Малевич, Андре Бретон и Луи Арагон, Дали и Поль Элюар, Ле Корбюзье и Татлин.

Все эти люди весьма преуспели в ломке традиционных устоев искусства, всем им была свойственна дерзость мышления и стремление "стряхнуть пыль прошлого с босых ног".

Если вы всего лишь раз побывалили в КнАМе или хотя бы слышали о его европейских гастролях (Франция, Германия, Португалия), то вам не стоит снова объяснять, что именно эти стремления и обуревают театр с самого начала вот уже 15-й сезон. Нарушать все порядки и нормы с фантазией и изяществом - таков путь кнамовцев, считающих, что искусство теряет всякий смысл, когда художник (режиссер, актер, музыкант) перестает вести себя настолько индивидуально, насколько он считает правильным. Избыток возможностей их не пугает. Как не тревожит и мнение почитателей традиционного театрального представления, которые часто просто ничего не понимают, а потому с гневом отвергают (как отвергали дадаистов в далеких 20-х), объявляя всю разом кнамовскую команду ненормальными.

Да и по правде говоря, господа, разве это нормально, презрев всякую осмотрительность, благопристойную косность, условности и прочий хлам вроде сюжета, сценария и декламации, представлять на сцене присущее человеческому существу стремление к свободе? Желание выйти из вязкой паутины, которая связывает по рукам и ногам нитями привязанностей, шнурами обязательств, лентами клятв, канатами привычек? Разве нормально вот так, босиком, на пределе искренности, показывать изнуряюще пустую суету? Бег по Вертикальной стене? Беспричинный (будто бы) бунт и приступ тоски? Разорванные путы и скользящую по шее петлю? Брачные узы, разлучающие навсегда?

Эротика, неизменно присутствующая в любом из прежних спектаклей театра полунамеком, полувзглядом, полузнаком, теперь, забыв игру иносказаний и пуританскую позу, откровенно хлещет обывателя, большей частью по лицу. Ну что ж, пощечина тоже бывает полезна. Отрезвляет.

Взрывная сила эмоций провоцирует зрителя на слезы, на хохот, на желание взлететь вслед за актерами, на то, чтобы немедленно разуться, пройти по траве к качелям и там, в тени развесистой сирени, перечитать "Первую любовь" Тургенева. Ну, не знаю, может, вы разуетесь для каких-то иных приключений? Потому что вспыхнувшие воспоминания у каждого свои: уличные шумы, запах маминого халата, жестокость детсадовской нянечки, разоблачение дутых кумиров, осознание никчемности ежедневной суеты...

Всякая новая работа Фроловой отражает скорее поиски себя, нежели поиск приключений или чьей-то признательности. И в этом тоже есть свой дадаизм. Вот только реанимании не состоялось, поскольку ни агонии, ни клинической смерти у авангарда не бывает.



назад Вернуться на главную страницу театра вперед

Сидишь в темноте и замирании... | На главную страницу театра | ДАДАизму - ДА - ААА!

© 2001 Театр КнАМ
knam@theatre.ru
г.Комсомольск-на-Амуре
пр.Первостроителей, 15
Тел. (42172) 370-88